В губернаторском корпусе не остаётся самостоятельных фигур

В губернаторском корпусе не остаётся самостоятельных фигур

Управляемые субъекты

Их,помнится,называли губернаторами-тяжеловесами. Строев, Аяцков, Россель, Тулеев, Шаймиев, Лужков – можно припомнить ещё не один десяток фамилий. Их власть была абсолютной. Бывало,что местные силовики,расставленные Москвой,или хозяева крупного бизнеса рисковали столкнуться с ними лоб в лоб,отстаивая свои интересы. Но на них смотрели как на самоубийц. Время от времени тяжеловесы всё же поглядывали на Кремль – но чаще снисходительно. Увы,в губернаторском корпусе сегодня подобных фигур не осталось.

Новая поросль региональных лидеров всем хороша: они и управленческие тренинги проходили по новейшим методикам, и модным «тимбилдингом», прости господи, занимались, в водопады ныряли холодные, доказывая собственную решительность и неустрашимость (попробуй откажись – тут же вылетишь и с тренинга, и из кремлёвского резерва). Но у новой поросли есть существенное различие с тяжеловесами: они не самостоятельны. За каждым сегодняшним региональным лидером стоит либо финансово-промышленная группировка федерального уровня, либо высокий столичный куратор. И, как ни тужься, как ни надувай щёк, не стать никому из новых назначенцев ни Аяцковым, ни Строевым. Поизносится такой губернатор – и его легко заменят новым. А прежнего никто и не вспомнит.

«Кризисные менеджеры» Германа Грефа

Некоторых новоназначенных глав регионов прессе приходится «надувать», как лягушку через соломинку, – чтобы придать им значимости. Вот, скажем, об Игоре Артамонове, временно исполняющем обязанности главы Липецкой области, телевизионщики с федеральных каналов сообщили, что он-де «антикризисный менеджер». С какого потолка они это взяли – поди догадайся. Артамонов четверть века безвылазно проработал в системе Сбербанка, пройдя путь от начальника отдела кредитования Будённовского отделения до вице-президента. Кризисное управление он мог видеть только по телевизору (или в Сбербанке случаются кризисы, но нам про это не говорят?). Правда, до назначения в Липецк он, как теперь заведено, в рамках командного тренинга нырнул в холодную воду вместе с несколькими десятками карьеристов из кадрового резерва. И вынырнул без пяти минут губернатором. Следует отметить, что его предшественник, Олег Королёв, руководил областью два десятка лет и за это время смог сотворить чудо, превратив заштатный регион-нахлебник в цветущий экономический оазис. Нет газа и нефти? Не беда, зато налажен выпуск холодильников (почти половина от всего российского производства), область строит автобусы и плавит металл. Регион – лидер по привлечению иностранных инвестиций, третье место в стране по объёму промышленного производства. Менять губернатора при таком раскладе – невероятный риск, ведь создано всё это великолепие было, по сути, руками сноровистого Королёва. Но очень уж главе Сбербанка Герману Грефу глянулась особая экономическая зона «Липецк» – пришлось на лакомое место срочно присылать своего «кризисного управленца» Артамонова. Теперь главное – чтобы инвесторы врассыпную не рванули. А Королёв подал в отставку – «по собственному желанию».

В губернаторском корпусе не остаётся самостоятельных фигур

Как нетрудно догадаться, глядя на фото, у Грефа с Козаком давно могли сложиться вполне
доверительные отношения

Как сообщили представители ракетно-космической отрасли, космонавтами на Международной космической станции (МКС) не было обнаружено новых следов дрели в обшивке корабля «Союз МС-09».

А вот ещё один протеже Грефа (а отчасти и вице-премьера Дмитрия Козака, хорошо ладящего с главой Сбербанка) – Олег Кожемяко, временно исполняющий обязанности губернатора Приморского края. Его, как и Артамонова, представляют «кризисным менеджером», но применительно к Кожемяко формулировка звучит если не откровенно издевательски, то уж точно дву­смысленно. За 13 лет он успел поруководить тремя субъектами – Корякским автономным округом, Сахалинской и Амурской областями, мягко говоря, не снискав при этом триумфаторских лавров. А вот депутат Госдумы Александр Хинштейн, близкий к силовым ведомствам, высказался о новом главе При­морья пожёстче: «Я не знаю, кто подсунул Путину кандидатуру Олега Кожемяко. Большей дискредитации власти трудно придумать. Разве что представить к назначению Михася или Толика Быкова». Действительно, Кожемяко не раз величали в прессе «авторитетным предпринимателем». Но это тогда, когда тыл у Кожемяко был не прикрыт.

Надо сказать, что столичная «крыша» у Кожемяко не ахти. «Протекает». Уж как ни прессуют в его интересах местных шишек, заставляя отдать голоса за того, за кого надо, – фронда нарастает день ото дня. Сначала несколько муниципальных депутатов (Владимир Усольцев, Олег Чибиряк и др.) объявили о том, что на них давят и заставляют поддержать Кожемяко на выборах. А затем конкурент Кожемяко, коммунист Андрей Ищенко, сделал странное заявление: «Такое ощущение, что идёт какая-то война башен Кремля и какая-то башня сделала меня борцом и помогает». Ну мы-то знаем, какая это «башня». Знает, конечно, и Ищенко: «Хочу передать привет армии родной, конкретно – Сергею Шойгу. Впервые армия голосовала без приказа и сама. Мне открыли доступ в крупнейшие войсковые части Приморского края». В общем, с Приморьем у Грефа может и не прокатить, как с Липецком. Тем паче что против Кожемяко, по слухам, «играет» и его конкурент по рыболовецкому бизнесу Глеб Франк (Русская рыбопромышленная компания).

В губернаторском корпусе не остаётся самостоятельных фигур

Михаил ХАЗИН, экономист:

– Вообще-то идея не лишена здравого смысла: вот губернатор, а вот над ним – крупная промышленно-финансовая группа или представитель Кремля. Конечно, с точки зрения демократических процедур это, наверное, профанация, но зато управляемость губернаторами при таком раскладе достигается стопроцентная. Были уже фрондёры, тяжеловесы, но кто из них, по сути, занимался хозяйством? Кто поднимал экономику? Да никто! Все так или иначе играли в политику. А у губернаторов вообще-то есть дела поважнее. «Новый призыв» в политику за­игрываться точно не будет – высокие покровители мигом одёрнут. Невозможно представить, чтобы Кожемяко или кто-то ещё начали своевольничать. Уж они-то прекрасно понимают, чем такое чревато. Но есть, правда, один неприятный штришок, о котором следует сказать. А ну как в стране начнутся неприятности? Как поведут себя губернаторы, над которыми – олигархи? Не станут ли перетягивать на себя одеяло, не рванут ли прочь из страны, охваченной кризисом? Я вот за их поведение не поручусь.

Два Труффальдино – Хабиров и Усс

Как же так вышло, что у Грефа и Козака случился один кандидат на двоих? Эти двое живут по соседству в подмосковном Архангельском и, по слухам, дружат семьями.

И совместная поддержка ими Кожемяко скорее всего не единичный подобный проект. Помнится, оба они приложили руку к стремительному карьерному взлёту главы Рес­публики Коми Сергея Гапликова (в 2004 году Греф впервые составил ему протекцию, «сосватав» на пост главы правительства Чувашии). Вот и у нового главы Башкирии Радия Хабирова, судя по всему, оказались два «крёстных папы» – Греф и Козак. Удастся ли новому главе Башкирии усидеть в кресле, оставаясь этаким Труффальдино, «слугой двух господ»?

Российская сторона получила приглашение американской президентской администрации о проведении новой встречи Дональда Трампа и Владимира Путина в конце текущего года в Вашингтоне, но в настоящее время подготовка к ней еще не началась.

До своего возвышения Хабиров руководил подмосковным Красногорском. Но в «колоде» у Козака имеются не только такие «валеты», но и козырные «короли». Вот хоть новый губернатор Петербурга Александр Беглов. Поработал президентским полпредом в двух округах, в своё время готовился сменить Владимира Яковлева в Питере и Юрия Лужкова в Москве, руководил контрольным управлением главы государства – такие опытные управленцы буквально наперечёт. Но одно из главных достоинств Беглова – долгие годы он как бы состоит при Козаке. Не то чтобы он был его верным Санчо Пансой, но Козак для Беглова тем не менее сюзерен. В кулуарах гадают, как теперь сложатся их отношения и не «поделится» ли Козак Бегловым с Грефом?

Это, судя по всему, такая новая тенденция в Москве – покровительствовать тому или иному губернатору, так сказать, на паях. Вот что, например, сообщают в этой связи о новом губернаторе Красноярского края: «При назначении Александра Усса сошлись стратегические интересы Сергея Шойгу и Олега Дерипаски». «Исторически хорошие отношения» (эта изящная формулировка принадлежит политологу Евгению Минченко) у Усса складывались с Дерипаской, но, похоже на то, что оскандалившемуся не так давно олигарху в одиночку стало сложно прикрывать тыл своего вассала. Чтобы, как прежде, властвовать, пришлось разделять. Так за спиной Усса появился Шойгу. И его появление, надо сказать, не осталось незамеченным. До того, как возглавить край, Усс два десятка лет руководил местным законодательным собранием, пережив пятерых губернаторов. И всё это время законодатели под его руководством пытались решить проблему обманутых дольщиков, предлагая отдать им под застройку пустующие земли Министерства обороны. Но военное ведомство заняло круговую оборону и удерживало пустыри, как генерал Родимцев – Мамаев курган. Но стоило Уссу пересесть из одного кресла в другое – не без личного участия Шойгу, – как Минобороны подтвердило готовность передать часть своих земель Красноярску – «для решения проблемы обманутых дольщиков, пострадавших от действий застройщиков». Чудеса, да и только.

Впрочем, имеются у Шойгу и единоличные протеже в регионах – вот хоть новый глава Астраханской области Сергей Морозов. О Морозове пишут, что он-де генерал-майор и «адъютант президента», непубличная персона и при этом неведомо, чей ставленник. На самом же деле известно, что за Морозова замолвили словечко два силовика – Шойгу и Патрушев. Казалось бы, зачем Шойгу свой человек в Астрахани? О, такой человек ему там очень нужен. Можно сказать, нужен кровно. Дело в том, что по весне министр обороны затеял вывод Каспийской флотилии из Астрахани в дагестанский Кас­пийск. А в Астраханской области у Минобороны, таким образом, останется довольно много земельных угодий в крайне привлекательных местах – у самого Каспия! И за этими землями нужен будет присмотр – иначе налетят, как коршуны, да и отнимут, не ровён час. Чтобы держать оборону, нужен человек неразговорчивый, решительный и желательно не имеющий связей с местными бизнесменами (а лучше, чтобы таких связей вообще было как можно меньше). Морозов – идеальная фигура, которая приглядит за добром министерства в тревожное время переезда. Вот, собственно, и вся его основная задача!

Губернатора увольняют, а его «крыша» – «съезжает»

Порой ротация губернаторских кадров принимает причудливые формы, ведь менять приходится не столько завалившего работу управленца, сколько его высокого покровителя. В Забайкалье не задалась работа у Натальи Ждановой. Говорят, со своими подчинёнными она простилась оригинальной репризой: «Простите меня, и я прощаю всех, кому должна». Задолжала она в первую очередь местным жителям: именно в её бытность губернатором в крае не только обрушилась экономика, но и расцвела организованная преступность (сегодня у всех на слуху бандитское сообщество АУЕ – появилось оно именно в Забайкалье при Ждановой). Но в том-то и дело, что Жданова, не будучи тяжеловесом в политологическом значении термина, у себя в крае сама, судя по всему, ничего не решала. Всё решалось руководством ТГК-14. И если кому-то срочно требовалось «решить вопрос», то шли не к Ждановой, а в ТГК. В какой-то момент Москву подобный расклад стал откровенно напрягать. Напрасно представители РСПП и «Опоры России» делегировали крупного местного предпринимателя Валерия Нагеля упрашивать президента не принимать отставки Ждановой, под тем предлогом, что-де новый управленец не сможет поддерживать диалог с местными элитами, ею выстроенный (sic!). Вероятно, демарш Нагеля и переполнил чашу терпения – было принято окончательное решение заменить не только губернатора. Новый глава региона Александр Осипов никакого отношения к ТГК-14 не имеет, зато имеет к крупной горно-металургической компании.

Восковая фигура будущей жены принца Гарри Меган Маркл выставлена в экспозиции музея Мадам Тюссо. Рядом с ней стоит светящийся от счастья принц Гарри, чью куклу, выставленную в музее по случаю его 30-летия, пришлось немного обновить.

Случай в Забайкалье пока единичный, но в качестве иллюстрации весьма примечательный: если не справляется глава региона, то может выйти из доверия и его высокая «крыша». Раньше, при губернаторах-тяжеловесах, ни о чём подобном и помыслить было нельзя. Кстати, именно сменой «куратора» объясняется тот факт, что Жданова попросилась в отставку 11 октября, а замену ей подыскали лишь 25-го. Дело, как видно, было не в одном губернаторе. И не исключено, что забайкальский прецедент может стать тенденцией. Обмишурился глава региона – на выход его попросят вместе с его высокими покровителями. А у субъекта сменятся и номинальный начальник, и негласный хозяин. Цинично, зато эффективно.

Помните, как происходила ротация раньше? Старый губернатор уходил, оставляя сменщику в наследство своих покровителей. И тому приходилось с ними бодаться – кому несколько месяцев, а кому и несколько лет. Порядка в стране это, конечно, не добавляло.

В губернаторском корпусе не остаётся самостоятельных фигур

Андрей ИЛЛАРИОНОВ, оппозиционный политик:

– Это чистой воды профанация – отдавать кусок страны на разграбление какому-то клану и для блезира отряжать туда губернатора. К чему создавать видимость, если и так понятно, кто на самом деле управляет тем или иным регионом? Говорят, новый подход хорош тем, что губернаторы перестали воевать с местными промышленниками и прочими воротилами. Ну конечно, ведь они теперь одно целое. Но это вообще-то именуют коррупцией – когда за главой города или области стоит некий клан, который и решает там всё. Перекос сознания какой-то. Я этого, разумеется, не одобряю.

Птенцы гнезда Сергея Кириенко

Своих назначенцев продолжает делегировать в глубинку и первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко. Но с кадрами у него, кажется, возникли проблемы, приходится скрести по сусекам, отряжая в регионы тех, кого припасали совсем для других целей. Менять главу Кабардино-Балкарии Юрия Кокова вообще-то никто не планировал. Но этой осенью в республике неожиданно вспыхнул межнациональный конфликт – балкарцы не пропустили черкесов на гору Канжаль, где те традиционно отмечают годовщину разгрома войск крымского хана Каплан-Гирея в Канжальской битве. И Коков допустил ошибку – призвал на помощь силовиков федерального подчинения. Что лишь подстегнуло конфликтующие стороны. Кокова срочно пришлось эвакуировать, а заменить его было некем. Выручил Кириенко, хотя Казбека Кокова он, по слухам, приберегал совсем для иных целей.

Ещё один подшефный Кириенко, Михаил Развожаев, приступил к работе в Хакасии. Там его, правда, обещали надолго не задерживать – Развожаевым, по выражению пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, решено было заткнуть «сложившийся месячный вакуум» в руководстве республики. До недавнего времени Развожаев числился в свите миллиардера Александра Хлопонина. Они были вместе ещё с красноярских времён, а позже олигарх, получив назначение полпредом на Северный Кавказ, прихватил с собой и Развожаева. Но надолго ли он застрянет в Хакасии, сказать пока сложно. Так или иначе, самостоятельным игроком он там не будет – как, впрочем, и Коков в КБР.

Из общего ряда новых региональных назначенцев выбивается одна только Вера Щербина, которой доверили руководить Сахалином. Но и она, при более пристальном рассмотрении, не является самостоятельной фигурой – у неё за спиной стоит… Олег Кожемяко, перебравшийся на днях во Владивосток. До того как возглавить Сахалинскую область, Щербина (при Кожемяко) работала главой местного правительства. Фактически Кожемяко оставил Щербину на хозяйстве, что называется, погреть место. А ну как не проголосуют за него в Приморье?

Related posts